ГЛАВНАЯ      НОВОСТИ      КОТЯТА      МОИ ПИТОМЦЫ      НАШИ ПОТОМКИ      НАШИ ЧЕМПИОНЫ      ФОТОГАЛЕРЕЯ      СТАТЬИ      ССЫЛКИ      ПАМЯТЬ


ЛОХМАТОЕ ЧУДО
Питомник персидских и экзотических кошек

Владелец: Виктория Лис тел: +375295682486 E- Mail: aklis@tut.by   Минск Беларусь
 

 

ПЕРСЫ И ЭКЗОТЫ:
МЕЖДУ «ЭКСТРИМОМ» И БАЛАНСОМ
Инна Шустрона
кандидат биологических наук,
эксперт  AВ RU

Грамотный заводчик определяет методы работы в своем питомнике, руководствуясь не только генофондом собственного питомника, но и генетической структурой породы в целом. Персидская порода в 70-х годах XX века испытала в своем развитии резкий качественный скачок, приведший к изменению породного типа (до России он, правда, докатился лишь к концу 80-х). Особи нового типа отличались прежде всего значительным уко­рочением носа и мордочки и глубокой впадиной на переходе от носа колбу (стопом). Появление этих «модернизированных» животных происходило неоднократно, и не в одном, а в различных питомниках. Кстати, в России также регистрировались случаи рождения подобных «первичных экстремалов» от т. наз. классических персов. Экстремальный тип постепенно завоевывал себе право на существование, становясь преобладающим в персидской породе, что повлекло за собой соответствующее изменение стандарта. Новый стандарт и страсть к творчеству поставили перед бридерами задачу: добиться максимально выраженных экстремальных отличий, не нарушив ни здоровья, ни общей гармонии черт животных.
Весь набор признаков — морфологических, анатомических, физиологических и поведенческих, которые, собственно, и характеризуют породу, — это результат действия генных комплексов. Чем дальше порода отстоит от предкового дикого вида, тем сложнее структура этих комплексов и тоньше механизмы регуляции их действия. В каждом активно работающем питомнике комплексы породных признаков создавались кропотливым отбо­ром в течение десятилетий. Внешность современной персидской породы (как и дочерней экзотической) замечательна своеобразной инфантильностью. Понятием «baby face», т. е. умильным «детским» личиком, эта особенность породы не ограничивается. Широко открытые круглые глаза, выпуклый череп, короткие носик и мордочка, большая голова при коротком теле — все это инфантильные, детские черты. Для заводчика же инфантилизация типа животных означает необходимость ранней остановки работы ряда генов, — например, тех, что отвечают за рост костей в длину. При этом животное должно иметь нормальные кошачьи размеры, развитую мускулатуру и, по крайней мере, крепкий, если не мощный костяк. Так что останавливать работу генов приходится весьма избирательно.
Для персидской породы сбалансированность, т.е. уравновешенное соотношение черт, важно настолько же, насколько и экстремальность. Ввиду крайне сложной генетической основы каждого из признаков, составляющих современный тип перса или экзота, добиться идеального соответствия каждой из статей положениям стандарта практически невозможно. Чаще всего заводчик может лишь максимально приблизиться к требованиям стандарта, порой пожертвовав абсолютной правильностью какого-либо из признаков ради достижения гармонии. Такю, одна из самых сложных задач бридинга персов — добиться одновременно равномерно выпуклого лба и открытых, больших и круглых глаз. Животные подобною типа крайне редки, стабилизировать эту комбинацию почти невозможно. Поэтому каждый заводчик, исходя из особенностей своего племенного материала, выбирает индивидуальный путь между «экстримом» и балансом. Владельцы одного питомника на определенной стадии развития предпочитают отдать преимущество выпуклому лбу, а глазам оставить каплевидную форму (с большей кривизной нижнего века по сравнению с наружным). Другой питомник, напротив, культивирует открытый тип с огромными круглыми глазами — жертвуя выпуклостью лба. И те, и другие особи не идеальны с точки зрения стандарта, но, тем не менее, их головы вполне гармоничны.

Носительство наследственных болезней

В принципе, персидская и экзотическая породы несут довольно большое количество рецессивно или полигенно наследуемых аномалий — не в том смысле, что в породах много животных-носителей, а в том, что разнообразие этих аномалий достаточно велико. Волчья пасть, менингоэнцефалоцеле, уролитиазис, гидроцефалия и поликистоз почек — вот далеко не пол­ный список встречающихся у персов заболеваний. Из истории породы ясно, что низкая частота встречаемости каждого из заболеваний в целом по породе обусловлена большим разнообразием исходного генофонда.
Главная же опасность носительства наследственных заболеваний при разведении персов и экзотов связана с ограниченностью племенного материала в каждом отдельном питомнике. Поскольку основным методом закрепления признаков является инбридинг, некоторые линии персов и экзотов могут очень долго сохранять в своем генофонде гены наследственных заболеваний, особенно при отсутствии интенсивного отбора в случае проявления аномалий. Заболевания эти специфичны именно для того питомника, откуда вышла данная линия, а не для породы в целом. При разведении персов и экзотов проверка активно используемых производителей на носительство аномалий (хотя бы таким щадящим методом, как возвратное скрещивание с дочерьми) часто является насущной необходимостью. В последнее время за рубежом активно применяют раннюю биохимическую диагностику носительства особо опасных заболеваний, таких, например, как поликистоз почек. Но, к сожалению, в массовую практику российского разведения эти методы пока еще не вошли.

Несочетаемость линий

Куда больше неприятностей, чем рецессивное носительство наследственных болезней, заводчикам персов и экзотов доставляет несовместимость племенных линий. «Крови не легли», — со вздохом говорит об этом явлении заводчик, имея в виду несовпадение геномов родительской пары, «собранной» из производителей разных питомников. Самый безобидный вариант несовпадения генетического фонда питомников — т. наз. опрощение типа. Выглядит это так; и отец, и мать — отличные представители
породы, круглоголовые, с выраженным стоном, коротким носом, а рождают здоровеньких, крепеньких... «буратино». Однако, если мы присмотримся к родителям этих «долгоносиков» повнимательнее, то обнаружим, что сходство между ними довольно условно. У одного стоп глубокий, находится чуть выше уровня середины глаз, нос вздернутый, но не такой уж и короткий (для перса, конечно), мощно развиты надбровья, а вот теменной купол не особенно высок. У другого, напро­ив, стоп неглубокий, расположен высоко, чуть ли не выше уровня верхних век, нос очень короткий, но не вздернут, надбровья выражены слабо и т.д. Выходит, персы-то эти — раз­ного типа. Мутантные аллели, которые эти типы определяют, у каждого из родителей свои, и, скорее всего, рецессивны. При скрещивании таких животных получатся гетерозиготные но всем значимым генам потомки, у которых, естественно проявятся доминантные аллели, — т. е. «дикий» тип!
На сегодняшний день, с ростом препотентности производителей, генетической стабильности животных и обмена материалом между питомниками, проблема опрощения типа в российском бридинге персов и экзотов постепенно отходит на второй план. Куда больше вопросов вызывают последствия другого типа генетической несовместимости — т. наз. аутбредный дисгенсз.
Наши заводчики познакомились с ним еще во время появления первых экстремальных персов в российских питомниках. Часть потомков от скрещиваний новых производителей с классическими (читай — старотипными) кошками отличалась нарушениями прикуса, смешением нижней челюсти («перекосом») или искривлением носового зеркала. Многие заводчики сразу задались извечным русским вопросом «кто виноват?» (т. е. кто из производителей является носителем подобных аномалий). Оказалось, не виноват никто: данные признаки были генетическими, но не наследственными, в том смысле, что определялись они не каким-то одним уникальным геном, а представляли собой результат раскоординации действия генных комплексов. Механизм этого явления долго оставался не вполне понятным, ведь набор генов у организма одинаков — что «слева», что «справа». Было понятно, что все дело в различной активности одних и тех же, но лево- или право-расположенных генов, а вот чем эта активность регулируется — было загадкой не только для заводчиков, но и для генетиков.
Для понимания механизма асимметрии крайне важным оказалось явление дисгенеза «второго порядка». Порой строение головы у потомства первого поколения от скрещивания разнотипных персов было вполне симметричным, но при возвратном скрешивании среди котят наблюдалось расщепление — на «нормальных» и «асимметричных». Это подсказывало, что регуляция генной активности определяется не только внегенными элементами ДНК, но и какими-то специфичными генами. И буквально в последние два-три года группы подобных генов-регуляторов были обнаружены! Одни из них определяют активность генов морфологических признаков, расположенных «слева», а другие влияют на работу тех же самых генов, но расположенных «справа». Иначе говоря, заводчики опять-таки сталкиваются с проблемой баланса генных комплексов: у дисгенетичного животного одновременно присутствуют аллели «леворегулирующих» генов, пришедшие от одного породного типа, а «праворегулирующих» —  от другого.
Асимметрия относительно продольной оси — не единственный вариант дисгенеза в персидской породе. Отклонения от нормы развития черепа у персидских и экзотических кошек крайне разнообразны: это и глубокая впадина посередине лба, часто в сочетании с ярко выраженными надбровьями (флэт, двойной стоп); и теменная шишка, часто в сочетании с флэтом; и стоп, переходящий в удлиненную впадину (утопленный стоп): и выступающая, переразвитая либо слишком узкая мордочка или нижняя челюсть; и глубокие впадины, отграничивающие мордочку... Список диспропорций в развитии черепно-лицевых структур можно продолжать и дальше, но вряд ли в этом есть необходимость. Кошка, естественно, состоит не из одной головы, но, поскольку наибольшее отличие персов и экзотов от других пород состоит все-таки в строении черепа и морды, мы уделяем основное внимание именно этим признакам. Принцип нарушений черепно-лицевого баланса в общем такой же, что и при асимметрии: «работа» полигенных комплексов не скоординирована.
Подобные нарушения характерны прежде всего для рэндом-бредного (бессистемного) неродственного разведения персов. Реже такие отклонения появляются при постановке не проверенных на сочетаемость межлинейных кроссов. Асимметрии, флэты с шишкой и вообще различные степени флэтов порой встречаются и в племенных линиях. Эти варианты отклонений от нор­мы, по-видимому, способны даже стабилизироваться при неправильной работе с племенной линией. Ошибка заводчика — выбор в качестве родоначальника линии производителя, ценного по ряду породных признаков, но несущего дисгенетичные черты строения черепа (пусть даже в слабой степени). При последующих инбридингах на родоначальника (проводимых вместо ограничения его племенного использования!) в новых поколениях дефект закрепляется — отдельные части полигенного комплекса, как и следовало ожидать, переходят в гомозиготную форму. Но только одна из этих частей (групп генов) определяет развитие «своей» зоны роста по одному породному типу, а вторая строит соседнюю зону роста по другому. Без жесткого отбора от такой порочной структуры головы в питомнике уже не избавиться.
Начинающие заводчики, набирающие племенной материал, часто бывают не в состоянии отследить однотипность особей, происходящих из разных питомников. Даже если новичку и удается установить особенности строения черепа у взрослых особей, то крайне трудно бывает оценить равномерность и однотипность дальнейшего развития котят — крайне важного показателя для оценки сочетаемости будущих производителей. Например, часть персидских котят обладает сильновыпуклыми лбом и черепом, выдающимися скулами, глубоким стопом, близко посаженными глазами и довольно узким носом. С возрастом структуры как бы «разворачиваются», набирая необходимую ширину. Котята другого типа, напротив, имеют широко расставленные глаза, широкий нос с мелким стопом и слабо выпуклый лоб, и развитие их идет в противоположном направлении. Наложение подобных типов чревато или вышеописанным опрощением потомства, или формированием порочного типа животных. Каковы, скажем, возможные причины возникновения теменной шишки и флэта? Их можно определить как рассинхронизацию в сроках закрытия лобно-теменного шва — верхняя часть его зарастает раньше, а нижняя — значительно позже. В идеале, даже у котят со сходным типом развития необходимо учитывать сроки, в которые наиболее бурно происходит рост отдельных участков, т. е. сроки наибольшей активности определяющих генов. Асинхронность в развитии отдельных зон роста в итоге также чревата нарушением  баланса черепных структур.
История и генетическая структура персидской и экзотической пород подсказывают заводчику, что оптимальный путь племенной работы — линейное разведение в закрытых питомниках при жесткой отбраковке не оправдавших себя производителей. Однако многие ли заводчики могут позволить себе содержать в питомнике большое племенное поголовье? Ограничение же размеров племенного ядра ведет к ужесточению инбридинга. Персидская порода — одна из немногих, для которых риск инбредной депрессии (снижения жизнеспособности потомства в результате регулярных инбридингов) вполне реален. Кроме тога, при разведении, замкнутом на одной «крови», закрепляются не только желательные, но и вовсе ненужные заводчику признаки (идеальных животных, как мы помним, не бывает). И опять-таки возникает проблема генетически изолированного внутри породного типа: при попытке ввести в питомник новые, нужные признаки «со стороны» заводчик сталкивается с несочетаемостью линий.
Для того чтобы снизить риск подобных явлений, лучшие питомники персов и экзотов обычно работают «в тандеме». Иначе говоря, два-четыре питомника, развивающие сочетаемые, но не идентичные племенные линии, периодически обмениваются племенным материалом. Наиболее удачные животные, полученные от таких кроссов, порой становятся родоначальниками новых линий. Инбридинги при таком способе разведения предпочитают ставить в степенях III-III, III-IV, нередко используют более сложные варианты (III.IV-III. IV-III,III). Для ускоренного закрепления комбинаций признаков порой используют инбридинги более близкие (например. II-II). При межлинейных кроссах — двойных и особенно тройных — часто используют сложные комбинации: инбридинг на двух производителей.
Такой щадящий путь племенной работы может оказаться очень длительным, но все же не бесконечным. Рано или поздно заводчик находит возможным ввести в свой питомник некие новые, особо выдающиеся признаки — то есть провести кросс с дальней, неродственной линией. Естественно, при выборе такой линии он должен учесть все, о чем говорилось выше: и степень сходства породных типов, и особенности развития котят, и препотентность предполагаемого производителя по нужному признаку, и риск носительства им наследственных болезней. Даже объективно оценив все эти показатели, он должен отдавать себе отчет в том, что идет на определенный риск. Но, не будь среди заводчиков кошек любителей риска, не возникло бы экстре­мальных пород, и кошачий мир был бы куда беднее...

 

 вверх

 

©2007-2015 Lohmatoe Chudo
Design: Marina Zakharova
Все материалы сайта можно использовать только с разрешения владельца. При перепечатке активная ссылка на сайт обязятельна

Каталог ресурсов о животныхБелорусский рейтинг MyMinsk.com Животные : домашние и не очень, все о животных, энциклопедия домашних животных. Кошки, собаки, рыбки, лошади, птицы, рептилии, зооправо, зооприколы,
зоотовары, зоовыставки, рефераты по биологии, зоологии, экологии, ссылки. Rating All.BY Каталог и поиск 1BY.BY Каталог фирм, каталог сайтов и интернет русурсов Беларуси. Доска объявлений Рейтинг «Кошки Мира»